L O A D I N G
blog banner

Дело всей жизни

Пункт «пробежать марафон» должен быть в TODO листе у всех людей, которые считают себя любителями спорта и здорового образа жизни. Вычеркнуть этот пункт можно будет уже 15 мая в Казани. Include пообщался с директором Казанского марафона Вадимом Янгировым и узнал много нового.

– Как вы начали заниматься бегом, и марафоном в частности?

– В 11 лет я решил пойти в легкоатлетическую секцию, и я тогда начал заниматься бегом, для детского возраста, профессионально. К 17 годам я дорос до кандидата в мастера спорта. Самое лучшее моё достижение: был почти в призёрах на первенстве России, четвёртое место. А потом был институт, и я понял, что больших успехов не достигну, поэтому решил сконцентрироваться на других вещах. Но бег никогда не бросал, потому что бег – это такая вещь, которая как наркотик, на который ты подсаживаешься, и которая приносит тебе удовольствие. В активное занятие бегом я вернулся в 2013 году, когда решил пробежать свой первый марафон. Ну и так как у меня была база из детства, хорошая выносливость и вообще, организм был более-менее подготовлен, я за два месяца подготовился к марафону в Праге, и в 2013 году пробежал свой первый марафон. С тех пор я пробежал ещё пять марафонов: в Бостоне, в Сингапуре, в Лиссабоне и два в Москве. Как-то подсел на это. Поездив по миру, увидел, как организовываются марафоны в мире, и подумал, что из этого можно сделать праздник и хорошее шоу. В 2013 году я в Набережных Челнах провёл достаточно крупный марафон для того уровня и начал строить проект проведения Казанского марафона. И сейчас он успешно реализован.

– Вы бежали старейший в мире марафон – Бостонский марафон. Расскажите о впечатлениях своих. Как это было?

– На самом деле, только один рассказ об этом марафоне может занять несколько часов, поэтому постараюсь быть кратким. Это непередаваемое ощущение. Для меня это был третий марафон, до этого я бежал в Праге и в Сингапуре. Это было два года назад. Что меня удивило и что является отличительной особенностью от других марафонов: Бостон живёт этим марафоном не только один день. Город, казалось бы, всего 700 тысяч населения, собирает марафонцев не только со всей Америки, но и со всего мира. Количество участников 36 тысяч человек, все они бегут на дистанции 42 километра. Попасть туда очень сложно, но мне тогда повезло, потому что я был связан контрактными обязательствами с компанией Adidas. Они мне помогли достать стартовый пакет на Бостонский марафон, хотя это было достаточно сложно.

В городе перекрывается главная улица. За три-четыре дня проводят детские соревнования, всякие корпоративные забеги и т.д. Adidas выпускает специальную коллекцию для Бостонского марафона. Очереди в спортивные магазины стоят только для того, чтобы зайти в этот магазин. Внутри собирается столько народу, что тебя не пускают и говорят: «Подождите, постойте тут немного. Сейчас пару человек выйдут, и вы зайдёте». Это первое. Второе, это бег по дистанции. Как это обычно бывает: ты стартуешь и бежишь с толпой первый километр, может – два. Потом люди растягиваются, и ты бежишь практически один. В Бостоне со старта и до финиша ты бежишь в толпе. Постоянно тебя окружает сотня человек, тебе сложно обгонять, и люди везде. Потому что 36 тысяч – это очень много. В Бостоне марафон проводится следующим образом. Там есть такое местечко Хопкингтон, пригород Бостона. Утром, в пять утра, все люди приходят к месту финиша, там стоят американские школьные автобусы (такие большие, оранжевые), все загружаются в них, и их везут за 42 километра в этот Хопкингтон.

– То есть провозят по всей дистанции трассы?

– Я не знаю, как они довозят, но, наверное, да, везут по марафонской дистанции. Но смысл в том, что тебя привозят в этот пригород, и ты бежишь через другие такие же маленькие деревеньки в центр Бостона. Казалось бы, загород – это всё равно, что из Казани уехать за 42 километра, в Лаишево, например. И теперь самое интересное, и мало того, что вокруг тебя постоянно сто человек бежит по всей дистанции, на протяжении всех 42 километров не было больше чем сто метров промежутка, чтобы люди не стояли и не болели за тебя. Болельщики по всей дистанции.

Представьте себе, от Лаишево с двух сторон на все 42 километра будут стоять люди и поддерживать тебя. Потому что для людей это праздник.

Ты пробегаешь через небольшие деревеньки, типа Усады, где люди выставляют свои столы, ставят там напитки, апельсины, бананы. Люди хотят приобщиться к празднику и помочь. Кто просто руки выставляет, а ты подбегаешь и хлопаешь. Это больше эмоциональная подпитка. Я уже не говорю о последних двух-трёх километрах последних, когда просто нереально подойти к забору болельщиков, потому что слишком много людей. Ты бежишь и принимаешь всю эту ауру, которая даёт тебе силы. Ну и, соответственно, на финише – это просто что-то неимоверное. Финишировать на марафоне – это и престижно, и классно, удовлетворение приносит огромное. Вот это главные особенности Бостона. Я очень хочу принять участие в других крупнейших марафонах. Их всего шесть: Лондон, Бостон, Токио, Берлин, Чикаго и Нью-Йорк. Последний – самый масштабный. Я в этот раз опять проиграл лотерею, потому что, чтобы попасть на Нью-Йоркский марафон, нужно сначала лотерею выиграть среди желающих, и потом только оплатить стартовый взнос.+

– Как опыт от участия в Бостонском марафоне можно спроецировать на Казанский марафон?

– Я, как организатор марафона, понимаю, что на самом деле нам будет не так просто развивать марафон. Потому что все крупнейшие марафоны проводятся в крупнейших городах стран – это Токио, Нью-Йорк, Лондон, Берлин. Исключение здесь составляют только Бостон и Чикаго. Но Чикаго тоже мегаполис, там проживает несколько миллионов человек, поэтому с Чикаго Казань сложно сравнивать. А вот в Бостоне население чуть больше 700 тысяч человек. Это небольшой городок, меньше чем Казань, но он собирает вокруг себя. И на самом деле, при дальнейшем проектировании стратегии развития Казанского марафона я опираюсь на опыт Бостона. На опыт таких небольших городов, как Роттердам. То есть на те, которые не являются крупнейшими в своей стране, но собирают очень хорошее количество бегунов. И поэтому от Бостона можно много что подчерпнуть, но всё-таки в Бостоне традиции.

761566-1074-0005s

Это старейший марафон, они 120 лет уже бегают. 120 лет там практически каждый год люди бегут марафон. Понятно, что нам ко второму году, или к третьему, или к пятому не достичь таких показателей. Но в десять раз там попытаться обойти, не за 120 лет, а за 10-12 лет, я думаю, что мы сможем дойти до такого же уровня. Не нужно изобретать велосипед, особенно в плане организации спортивного шоу. Американцы тут впереди планеты всей, но какие-то части мы всё-таки придумаем сами.

– Какие кардинальные различия Казанского марафона 2016 от Казанского марафона 2015 мы сможем увидеть?

– Первое, самое главное различие, оно будет для нас, как организаторов. Потому что к прошлому марафону мы готовились один месяц и десять дней. К этому марафону мы готовимся чуть ли не с лета 2015 года. Мы открыли регистрацию намного раньше. На сегодняшний день более двух с половиной тысяч человек уже зарегистрировались, а планка у нас десять тысяч. И впереди ещё три месяца, и это глобальная работа, которую мы ведём. Самое главное отличие, которое будет видно обывателю – это количество участников. Мы сами себе поставили эту планку. Она очень высокая.

Все наши друзья-организаторы марафонов из других городов когда услышали, что мы хотим собрать на старте десять тысяч человек, они покрутили пальцем у виска и сказали: «Не, ребят, это нереально».

Но сейчас, когда у нас уже две с половиной тысячи человек, я понимаю, что мы движемся в правильном направлении, и есть ресурсы запасные, с помощью которых мы планируем довести это число до десяти тысяч. И через ваш портал я хочу призвать всех любителей бега и тех, кто ещё не познал бег как форму отдыха и досуга, пробежать марафон, потому что вместе мы сможем сделать этот праздник масштабнее. Это одно из главных отличий, по сравнению с прошлым годом. Трасса не будет сильно изменена, потому что она у нас действительно одна из самых красивых в Европе. Мы переплюнули в этом плане и Питер, и Москву, и Ярославль. Хотя, казалось бы, что Московский марафон бегут возле Красной площади. Я сам там два раза бежал, но у нас такие виды открываются, что дух захватывает. Не упустите эту возможность пробежать по центру Казани, когда город будет перекрыт на шесть часов. Никогда ещё такого не было, кроме прошлого года. Точно так же высокий сервис, как и в прошлом году. Ещё более качественный, ещё более интересный для участников, для зрителей. Обязательно будет прямая трансляция на медиа-фасаде. Медалька на финише каждому финишировавшему, рюкзачок, футболка, то есть мы стараемся держать марку и улучшать её. Чтобы люди поняли, поучаствовать в этом мероприятии стоит того: стоит времени, стоит денег, для того, чтобы получить эти эмоции. Да, медалька – это круто, да, мешочек и футболка, но самое главное, всё же, – это те эмоции, которые человек испытывает на старте. Когда рядом с тобой стоит десять тысяч, звучит стартовый выстрел. Это просто неимоверно. А потом на финише, когда ты преодолеваешь себя и финишируешь. Это нельзя ни с чем сравнить, и тем более купить ни за какие деньги.

– Какие сложности возникли в процессе организации?

– Их очень много, и с какими-то из них мы сталкиваемся сейчас до сих пор. Но самой главной сложностью, это отмечают абсолютно все организаторы марафонов по всему миру – это перекрыть город. Тем более, у нас пока нет культуры, и люди не понимают. Многие, например, думают, что дорогу перекрывают для определённой группы людей. Нет, уважаемые автомобилисты, выделите вы утро воскресенья 15 мая, не берите машину, а приходите на Казанский марафон и поучаствуйте. И вы почувствуете всё это с другой стороны. С обратной. Каждый человек, каждый автомобилист едет и думает, что перекрыли трассу для каких-то профессионалов. Нет, для тебя перекрыли, ты можешь прийти и пробежать. И это будет круто, и по-другому люди будут смотреть на это. И будут поддерживать обычных людей, которые вышли на дистанцию 21 или 42 километра. В этом плане, это самый сложный вопрос. И я очень благодарен Правительству Республики Татарстан, и всем министерствам, и ведомствам, включая ГИБДД МВД, которые утвердили нам эту трассу, самую красивую в Европе. Мы должны показать всем приезжим, а приезжих очень много. Из тех двух с половиной тысяч зарегистрированных участников, всего 250 человек из Казани.

– Всего лишь?

– (Кивает.) Поэтому я уверен, что к нам приедет около пяти тысяч иногородних, которым мы должны показать всю красоту Казани. А в остальном, это организационные задачи, которые мы решаем посредством взаимодействия, а самое сложное – это было перекрыть город.

– Насколько мне известно, в Берлине, на трассу для марафонцев нанесена линия, протяженность которой равна 42 километрам. Будет ли такое в Казани, и какие фишки будут отличать Казанский марафон?

– Почему в Берлине это делается? В Берлине, как в одном из шести крупнейших марафонов, точно так же бежит толпа, и очень широкий коридор, так как улица сама по себе широкая. И для того, чтобы человек не набежал лишнюю сотню метров, для него делают вот эту линию, чтобы он по ней бежал и преодолел минимальный маршрут. У нас пока нет столько людей, которые бы мешали передвинуться. Это же очевидно, что когда ты бежишь и видишь поворот налево, то нужно немного угол подрезать. У нас пока нет необходимости в этом. Наверное, мы когда-нибудь её сделаем, но сейчас нужды особой в ней нет. Одной из главных фишек я бы отметил трансляцию на медиа-фасаде, на самом большом экране Европы. Люди, которые находятся в зоне финиша и ждут своих друзей, будут следить за ними с помощью него. Будут организованы прямые включения: как бегут лидеры, какое время у них и т.д. Будет обязательно развлекательный городок в зоне старта/финиша. Люди, которые пришли на праздник, найдут, чем себя занять: папа бежит 42 километра, мама с детьми пришла поболеть и пробежала 3 километра, и детей нужно как-то занять. Там будут и развлекательные мероприятия, например, все желающие смогут сдать нормативы ГТО. Это всё будет в форме шоу, в форме праздника. Много звука будет обязательно. По дистанции для участников предусмотрены точки питания через каждые 5 километров, где для бегунов будет стоять вода, изотонические напитки, спортивные гели, бананы, апельсины для подпитки организма. Каждые два с половиной километра будут установлены точки освежения, где можно будет взять губку с водой и выжать ее себе на голову, чтобы освежиться немного. Обязательно будут точки поддержки, где специальные аниматоры будут поддерживать, болеть.

Это очень важно, на самом деле, когда ты бежишь какой-нибудь 30-й километр, и кто-нибудь протягивает руку, а ты подбегаешь и «даёшь пять», то это даёт +5 к энергии.

Ещё мы планируем, что на каждом нагрудном номере участника будет написано его имя. Правда, это будет сделано только для тех, кто зарегистрировался заранее. Мы сделали это, чтобы группе поддержки было проще поддерживать бегунов и кричать: «Вадим, вперёд! Ты сможешь!», а когда к тебе обращаются по имени, это классно, это интересно. Ещё думаем разные форматы, как можно поддержать бегунов. Есть идея запустить различные летательные аппараты по дистанции с мотивационными плакатами, типа: «Беги, ты можешь! Осталось чуть-чуть». Но это такие фишки, которые приходят по ходу организации мероприятия.

– В этом году марафон так же будет объединён с Чемпионатом России? Ожидается ли кто-то из звёзд?

– Звёздами назвать их сложно, потому что о марафонцах в нашей стране простое население не знает. Но чемпионат России будет проведен в рамках Казанского марафона, и это будет не просто чемпионат, а отбор на Олимпийские игры. Победители Казанского марафона поедут защищать честь России на Олимпиаде в Рио. Да, мы ожидаем лучших марафонцев России, за исключением пары человек, у которых уже есть олимпийский норматив. Например, Алексей Реунков в прошлом году в Лондоне занял шестое место и обеспечил себе участие в Олимпийских играх. Всех остальных ждёт серьёзная борьба. Ждём Степана Кисёлева, Дмитрия Сафронова, Юрия Чечуна, приедет Сардана Трофимова, которая в прошлом году выиграла у нас. Это все люди, которые поборются за то, чтобы попасть в сборную страны на Олимпиаду.

– Насколько я знаю, вы, совместно с Adidas, делали интересный проект «Марафоны». Расскажите поподробнее об этом.

– На самом деле, с этого проекта и началось моё знакомство с марафонами. Идея возникла в тот момент, когда организаторы Пражского марафона вышли на меня, как на автора легкоатлетического сайта Runners.ru.

Runners.ru – это ваш сайт?

– Да, это первый мой большой проект. С 2002 года, то есть с девятого класса, как я его начал, так он, слава богу, живёт до сих пор. Так вот, Пражскому марафону хотелось рассказать российским любителям бега о том, что есть такой марафон в Праге, и приезжайте к нам. На что я им ответил: «Ребята, давайте сделаем видео проект. Я стану подопытным кроликом и буду готовиться к вашему марафону, а потом приеду к вам и пробегу». Они поддержали мою идею. Adidas был официальным спортивным партнёром Пражского марафона, и тогда они запустили прибор такой, miCoach, который позволял без тренера подготовиться к любому забегу.

QsTSk1v0IW8

И мы придумали такой проект, что я без тренера, только с помощью этого прибора готовлюсь к Пражскому марафону. Я, конечно, сразу взял высокую планку, потому что хотел сходу пробежать марафон быстрее, чем за три часа. И допустил ряд ошибок, потому что, во-первых, два месяца – это мало, чтобы подготовиться к тому, чтобы выбежать из трёх часов, а во-вторых, я не питался по ходу дистанции, пил только воду, а уровень сахара у меня упал. Я бежал на результат примерно три часа и шесть минут, но за 200 метров до финиша упал в обморок (смеётся). Это тоже интересная история, но не о ней сейчас. Вообще, проект очень хороший был. Мы рассказали людям в России о том, какие марафоны есть в мире. Сначала это была Прага, потому мы продлили на второй сезон, где я уже готовился к Сингапурскому марафону, на котором я пробежал быстрее трёх часов. А в 2014 году, это был уже третий сезон, я участвовал в марафонах в Бостоне, в Лиссабоне и в Москве. Точно так же про это всё есть видео, о том, как я готовился, как участвовал, какие особенности и интересные факты. На этом благополучно проект завершился, мы свою задачу выполнили. Рассказали о марафонах, рассказали о приборах. Проект, на самом деле, был довольно удачный – каждый ролик набирал более двух тысяч просмотров, людям нравилось, и людям интересно. Я до сих пор, когда езжу на беговые соревнования в Москву, меня люди спрашивают о продолжении, люди ждут.

– Вы будете в этом году сами бежать марафон?

– Казанский нет. Меня многие спрашивают об этом, но я чисто физически не смогу. Мне нужно будет контролировать весь процесс, чтобы дай бог всё прошло хорошо. Я хочу пробежать символический забег. Так как мне все задают этот вопрос, значит я должен стать примером и показать всем. Примерно за месяц до марафона я пробегу эту дистанцию. Пока есть такие идеи. Примерно за два месяца мы планируем установить арку старта на Баумана с отсчётом времени до марафона. Может быть, к этому приурочим. Для того, чтобы удовлетворить все запросы, бегу я или нет. Раз уж я директор Казанского марафона, значит, я сам тоже должен пробежать его, даже если и не в день старта.

– Есть ли планы участия в больших марафонах?

– Планов конкретных нет. Есть мечты. Потому что на них сложно попасть, и нужны деньги. Это очень дорогое удовольствие. Я подсчитал, что, условно, в Чикагском марафоне принять участие, на который я прохожу, мне обойдётся в 100-120 тысяч рублей, включая перелёт, проживание и питание. Достаточно большая сумма, чтобы сейчас точно сказать, поеду я ли. Финансовая обстановка сложная. На Нью-Йоркский марафон ещё сложнее сейчас попасть, и обойдётся он в 200 тысяч рублей. Осенью я в любом случае где-то побегу. Крайний случай – это Москва, но хотелось бы съездить на один из крупных. Сейчас все мысли только о Казани, поэтому не отвлекаюсь на другое пока. Хотя в марте будет тоже крупный марафон Парижский, потом Лондон, потом Бостон. Ну а затем Казань. Цели у меня, как у организатора и автора этого проекта, вообще максимальные . Я хочу сделать Казанский марафон самым массовым – раз, самым сильным – два, самым престижным марафоном в мире. Да, может кто-то покрутит пальцем у виска, ну и ладно. Мы будем к этому идти, я понимаю, что для этого понадобится, может быть. десяток лет. Это дело жизни. Я думаю, что всё получится.

– Лозунг «Спорт вне политики» сейчас актуален?

– Это один из главных лозунгов, который я продвигаю. Я не могу ответить, насколько он актуален для всех остальных, но могу объяснить, почему это так касается меня. Многие спрашивают, будет ли у вас VIP забег на марафоне, на что я отвечаю, что мы организовываем спортивные мероприятия таким образом, что спорт всех уравнивает. Неважно, какой у тебя счёт в банке и сколько в нём денег. Ты студент, или ты бизнесмен с многомиллионным багажом. Ты выходишь на дистанцию, и вы выравниваетесь: что тебе нужно пробежать 42 километра, что ему. Смысл в том, что тебя никто не понесёт на руках, ты всё равно должен будешь бежать своими ногами. В спорте все равны. Поэтому у нас не будет VIP забега. Каждый человек выходит на старт, прекрасно понимая, что он равен всем остальным.

– Что он не бизнесмен, а, прежде всего, бегун сейчас?

– Да, он, в первую очередь, бегун здесь. Что касается общемировой тенденции, что спорт вне политики или всё-таки зависит от политики, на мой взгляд, на сегодняшний день, политика начала залазить в спорт очень сильно. Это касается Всероссийской федерации лёгкой атлетики, которую отстранили, это касается других факторов. Мы прекрасно понимаем, что дыма без огня не бывает. Россия сейчас на политической арене занимает специфическую позицию, которая многим не нравится, и люди начинают использовать различные ресурсы для того, чтобы каким-то образом повоздействовать. Очень жаль, что это есть.

Раньше войны прекращались из-за Олимпийских игр, все забывали про войну. А у нас сейчас это является методом манипуляции: если вы так не сделаете, то мы вас лишим.

Понятно, что всё это завуалированно, но все всё прекрасно понимают. Я надеюсь, что мы недолго будем жить в этих реалиях. Я надеюсь, что всё-таки спорт полностью станет вне политики. И мы сможем спокойно соревноваться со всеми участниками в мире, без каких-либо проблем.

– Из-за допингового скандала Казань лишилась права проведения Юниорского чемпионата мира, я считаю, что для города это трагедия всё же. Поделитесь своим мнением на этот счёт, и насчёт допингового скандала в целом.

– Отчасти я уже ответил на этот вопрос. Моё мнение такое, что есть в этом небольшая подоплёка политики. Не скажу, что мы полностью являемся белыми и пушистыми. Поэтому, зная, что дыма без огня не бывает, выходит, что было, за что зацепиться. В жизни надо быть на голову сильнее конкурентов для того, чтобы у них не было повода зацепиться за что-то или придраться. Говорить о том, что мы на равных со всеми и нас засудили, это как в спорте: можно пенять на судью, а можно быть на голову сильнее. Значит, надо было как в футболе, забивать на два-три мяча больше, чтобы выиграть. Сейчас модно говорить, что все употребляют допинг, а ловят только нас. Значит, все должны есть, а мы нет. Я к тому, что мы должны быть ещё кристальней и чище, чем все остальные. Нужно формировать такой образ, чтобы даже мысли о допинге не было. Был такой знаменитый бегун на 1500 метров Хишам эль-Герруж из Марокко, ему всё ещё принадлежит мировой рекорд 3:26:00 на полуторке. Он бегал с красной лентой на майке – это символизировало о том, что приходите ко мне в любое время дня и ночи, берите любые анализы, любой допинг тест. Я в любой момент готов проверяться. Было бы круто, если бы сборная России вышла бы вся с такими ленточками. Это был бы показатель. Если мы хотим что-то доказать миру, не нужно кричать об этом, нужно просто быть сильнее. Нужно чистыми бежать сильнее тех, кто бежит на допинге. Потому что все прекрасно понимают, что запрещённые препараты – это не панацея. Более того, не каждый запрещённый препарат подходит определённому спортсмену. Нельзя сказать, что вот я сегодня выпью или уколю что-то, а завтра пробегу ближе к мировому рекорду. Это в любом случае индивидуальная переносимость и методология, которая играет первоочередную роль. А пенять на то, что он съел и поэтому бежит – это удел слабых. Я всё-таки на позиции того, что надо быть сильнее. Я понимаю, что в Кении сейчас тоже какой-то допинговый скандал разгорается, но тем не менее кениец, который бежит сотым на чемпионате, у нас будет первым, при этом он будет сто процентов чистым. Да, это генетика, и вообще можно найти кучу оправданий, но методология, она всё-таки важнее.

Поэтому давайте создавать такой имидж, чтобы к нам невозможно было придраться, что Россия кристально чистая в плане допинга.

По поводу того, что Казань лишилась чемпионата мира среди юниоров. Очень обидно, на самом деле. Я честно могу сказать, несмотря на то, что я легкоатлет, я ещё и спортивный менеджер, и могу сказать, что соревнования абсолютно не рейтинговые. Этот чемпионат не то, чтобы убыточный, с первого взгляда он не презентабельный. Это не чемпионат мира по водным видам, и аудитория просмотров многократно меньше. С одной стороны, то, что мы его потеряли, не особо-то и жалко, потому что приехали бы юниоры, которых никто не знает. У нас из всей лёгкой атлетики, кроме Болта и Исинбаевой, никого не знают, а этих юниоров вообще никто не знает. С другой стороны, мне, как вице-президенту федерации лёгкой атлетики Татарстана, жалко, потому что это крупное событие среди тех, кто разбирается. То есть для обывателя это незаметно бы прошло, но для легкоатлетов, которых конечно мало, это было бы круто. В целях развития лёгкой атлетики – это было бы классно. Очень жалко, что у нас не будет этого мероприятия. И третий момент, жалко ещё потому, что проведение юниорского чемпионата мира показало бы ещё раз Казань как хорошую организационную площадку. Мы можем провести такое мероприятие на хорошем уровне. FINA (международная федерация водных видов спорта) нас уже знает: Казань, ради бога, ребята, вы делаете круто, респект вам. IAAF (международная федерация легкой атлетики) нас пока не знает, а через юниорский чемпионат нас узнали бы. Мы бы показали всей Казанью, дирекцией спортивных проектов, которая замечательно организовывает все события, показали, какие мы события умеем организовывать. И потом, условно лет через пять, мы могли бы претендовать на большой чемпионат мира по лёгкой атлетике. Вот это жалко. Нужно эту ступеньку было бы пройти.

– Анонсируйте, о чём вы будете говорить на Республиканском Молодежном форуме и какие темы затронете.

– На молодёжном форуме я отвечаю за площадку Территория спорта – это все спортивные проекты, всё, что связано со спортом. Добро пожаловать, подавайтесь. Я не скажу, что это моя заслуга, но впервые за семь лет проведение Молодёжного форума будет проведена отдельная площадка по спорту. Раньше её не было. Это говорит о том, что организаторы понимают, что спортивные проекты нужны, они важны, и их можно реализовывать, и они оказывают такое положительное воздействие. Со своей стороны, я гарантирую, что каждый проект получит хорошую экспертную оценку.

Будут абсолютно разные эксперты: из министерства по делам молодёжи и спорта, из спортивных клубов республики и Казани, кого-то из дирекции я попрошу. Это все будут люди, которые с разных точек зрения могут оценить любой проект – это очень важно. Со своей стороны, я могу сказать, что всеми силами мы поможем в реализации этих проектов. Понятно, что у форума на сегодняшний день нет каких-то грантовых средств, чтобы поддержать проект финансово, но административными ресурсами, информационными ресурсами, возможно, кадровыми ресурсами мы готовы всегда поддержать проект. Помочь даже человеку найти где-то эти деньги на реализацию этого проекта, мы это можем. Поэтому я очень рекомендую всем принимать участие в этом форуме, потому что это определённый этап, после которого можно ехать на федеральные и окружные форумы, такие как iВолга, Территория смыслов, Таврида. Вот там Росмолодёжь уже даёт гранты. Понять, насколько силён твой проект, может ли он выиграть какой-то федеральный грант, молодёжный форум «Наш Татарстан» – это отличная площадка для этого.

– Как сделать ГТО популярнее?

– Это было примерно летом прошлого года. Экс-министр по делам молодёжи и спорта Марат Мансурович Бариев мне задал этот вопрос, и я не смог сходу на него ответить. Здесь нельзя сказать один рецепт, вот это вот сделать, и все пойдут тренироваться и сдавать нормативы. Не могу точно сказать, что именно нужно сделать, но точно знаю, что нужно применять современные методы. Нужно просто позаимствовать идеи у крупных коммерческих компаний, которые реализуют свои продукты. Давайте точно так же продадим народу за бесплатно ГТО. Но нужно узнать все технологии, то есть это PR-компании, как это всё строится. Мы сейчас занимаемся тем же самым – продаём Казанский марафон, в хорошем смысле этого слова. Мы оказываем услугу населению, создаём ту атмосферу, ради которой люди приходят, платят стартовый взнос и участвуют. Люди понимают, за что они платят. Точно так же и здесь. Это должно стать модным, а чтобы это стало таковым, нужна хорошая целенаправленная PR компания. Сейчас как раз то время, когда это можно сделать. Сейчас есть тренд на спорт. Что касается столицы, так это вообще отдельный разговор. Вся Москва наполнена духом здорового образа жизни, бега, триатлона, футбола и т.д. Люди хотят этим заниматься, все поля и спорткомплексы заняты.

Поэтому по такому же пути надо развивать ГТО, не из-под палки, а чтобы люди сами этого хотели этого. Не потому, что это даёт +5 баллов при поступлении в вуз, а потому что это гордость, принадлежать к когорте золотозначковых.

Я считаю, что таким образом мы сможем увеличить здоровое население и привить здоровый образ жизни. Этим делом уже занимаются. Дирекция спортивных проектов прекрасно понимает свою задачу, они специалисты своего дела. Я уверен, что они добьются того, что это будет модно и это будет круто.

Егор Ярко, редакция «Include»

Фотографии предоставлены собеседником.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *